Экономика

Хабаров и Соколов «оТРАСТят» миллионы

Топ-менеджмент банка «Траст» решил бросить борьбу за проблемные активы и переквалифицироваться в фонд со стандартной зарплатой?

Как передает корреспондент УтроNews, банк «Траст» может отказаться от лицензии и стать фондом плохих долгов. Такая схема будет на руку топ-менеджменту, который, как можно предположить, будет получать ежегодные выплаты за управление.

Сейчас выплаты происходят за счет продажи активов, но они в перспективе могут снизиться. А учитывая вероятные «аппетиты» главы банка Александра Соколова и исполнительного директора Михаила Хабарова, им это не выгодно. Менеджмент «Траста» уже получил отличные зарплаты около 6 млрд рублей (3% от возвращенных денег) почти за два года. Сейчас же боязнь потерять рубли толкает на образование фонда?

Кроме того, Александр Соколов отметил, что банк свое существование как юридическое лицо с большой долей вероятности прекратит до конца 2023 года.

«Мы думаем над тем, что, может быть, с какого-то периода нам будет не нужна уже банковская лицензия, и более правильная форма собственности у нас будет фонд, а не банк. Мы над этим тоже работаем и в течение какого-то времени определимся и откроем диалог с акционером», — цитирует его слова РИА «Новости». Выходит, «лавочка» закрывается?

Напомним, что «Траст» — банк непрофильных активов был создан летом 2018 года через консолидацию «плохих» активов, взятых Центробанком на санацию банков для их дальнейшей продажи. В частности, он получил активы Бинбанка, «Рост банка», банка «ФК Открытие», Автовазбанка и часть активов Промсвязьбанка. На начало 2020 года активы «Траста» превышали 2 трлн рублей, но их справедливая стоимость оценивалась всего в 236 млрд рублей.

В погоне за вознаграждением

Пока другие госбанки на фоне пандемии не спешили выплачивать вознаграждения, банк «Траст» пошел по другому пути.

В первом полугодии он почти вдвое увеличил фактические расходы на персонал. Сотрудникам было выплачено 3,2 млрд рублей, что всего лишь на 9% меньше объема за весь 2019 год, сообщал «Коммерсант».

Эксперты связывали такую щедрость с бонусами топ-менеджерам за прошлый год. В 2019 году «Траст» вернул Банку России 107,2 млрд рублей, в 2020 году планирует вернуть еще 74 млрд рублей. Целевой объем recovery по итогам 2020 года составляет 91 млрд рублей.

Однако, можно было бы все же прислушаться к требованиям Центробанка для всех финансовых организаций по сохранению денежных резервов. Кроме того, в 2019 году согласно МСФО, получил убыток в 53,1 млрд рублей.

Сейчас возврат активов идет крайне медленно. Конечно, глава банка Соколов говорил о том, что «Траст» хочет получить 30 млрд рублей за акции девелопера «Интеко» — крупного девелопера, созданного Еленой Батуриной, вдовы экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, писало РИА Новости. Напомним, «Трасту» сейчас принадлежит 87,5% акций. Однако, поиск покупателя явно может затянуться.

Многие злые языки возмущаются, и за что только такие бонусы платятся менеджменту? Ведь якобы возврат активов происходит фактически без какого-то посильного участия. Напомним, что самый большой возврат сделал бизнесмен Михаил Гуцериев.

По доброй воле его группа «Сафмар» заключили соглашение об урегулировании споров и о сделках на общую сумму более 135 млрд рублей с «Трастом» и «Открытием», писал «Интерфакс».

Александр Мамут — совладелец Rambler Group и Объединенной сети кинотеатров просто платил по кредитам, и в какой-то момент погасил кредиты Rambler Group, а в этом году закрыл обязательства по другому кредиту за счет средств от продажи компании Kopter AG, писал РБК.

Также мирно был урегулирован кредитный вопрос с Сергеем Гордеевым, владельцем ГК «ПИК», писал «Коммерсант». Выходит, что какой-то откровенной сильной юридической работы со стороны «Траст» просто нет. А за простую бумажную работу менеджменту платят миллионы вознаграждения?

Судебные тонкости

Хотя интересные обращения в суды у «Траста» имеются. Так скандально известный бизнесмен Микаил Шишханов, племянник того же Михаила Гуцериева, а также несколько бывших топ-менеджеров «Бинбанка», стали ответчиками по рекордному по сумме иску на 306 млрд рублей со стороны «Траста».

Кроме того, ранее «Траст» подал еще один иск примерно на 22,7 млрд рублей, где в списке ответчиков также оказался Микаил Шишханов, и еще ряд бизнесменов. В том иска претензии связаны с деятельностью «Рост-банка», который в 2014 году к своему несчастью оказался на санации у связанного с Гуцериевым и Шишхановым «Бинбанка». С этим же «Бинбанком» он и «пошел ко дну» — точнее, на поруки ЦБ и «Трасту».

А еще ранее сообщалось об иске «Траста» на 8,5 млрд рублей против компании Шишханова ООО «Дидита Инвест». Ситуация тоже связана с санацией «Рост-банка». Неизвестно, как соотносятся эти претензии с иском на 22,7 млрд рублей, и не являются ли его составной частью, писал РБК. Поговаривают, что общая сумма претензий к Шишханову по всем долгам может достигать 1 трлн рублей, или порядка 15 млрд долларов.

Позже «Интерфакс» сообщал, что Арбитражный суд Москвы принял обеспечительные меры в отношении активов бывших топ-менеджеров и прежнего владельца Бинбанка Микаила Шишханова.

Все это похоже на намеренный со стороны кредиторов крах бизнес-империи Гуцериевых-Шишхановых.

Менеджмент обогатился на стороне?

С другой стороны, показательны личные процессы отсуживания активов, вероятно, в свой «карман». Так, в апреле этого года главный исполнительный директор банка «Траст», бывший председатель совета директоров «Деловых линий» Михаил Хабаров выиграл в Лондонском суде иск против совладельца «Деловых линий» Александра Богатикова на 58 млн долларов, писали «Ведомости».

Михаил Хабарова — выходец из инвестиционной компании А1, что уже можно считать своеобразной меткой. А ведь прежде Богатиков и Хабаров были партнерами. Будущий исполнительный директор «Траста» имел опцион на приобретение 30% в «Деловых линиях» через кипрскую Daglemor Trade, которая в 2015 году владела акциями группы. Но в декабре 2017 года в результате серии сделок владельцем 43% «Деловых линий» стала фирма Александра Богатикова, а 57% перешло к структурам четырех физлиц.

Своими методами работы Хабаров известен со времен А1

Первые звоночки прозвенели, как только Хабаров «зашел» на «Деловые линии». В 2015-м он стал председателем совета директоров компании и ее совладельцем, а уже на следующий год в офисы нагрянули силовики. Как выяснилось, в 2014 году ФНС начислила «Деловым линиям» 1,6 млрд рублей за 2011-2013 годы. Директора Александра Богатикова заподозрили в неуплате налогов и зачем-то объявили в розыск. Хотя коммерсант добровольно явился в СК и убегать никуда не планировал…

После того, как Хабиров начал подниматься с легкой руки главы «Альфа-групп» – А1 Михаила Фридмана за ним будто тянется шлейф возможных «хищений» средств…

Сама группа компаний известна сериями недружественных поглощений. Она специализировалась на решении корпоративных конфликтов, однако нередко сама могла являться их причиной. Под предлогом помощи А1 фактически «присваивала» активы себе, после чего либо банкротила их, либо реализовала по завышенной стоимости собственникам.

Гендиректором в А1 Хабаров стал в 2010 году. «Жертвами» агрессивной политики бизнесмена могли быть авиакомпания-лоукостер «Авианова», Московский завод счетно-аналитических машин им. Калмыкова, компания «Корпорация Сплав», девелоперский проект «Золотой остров» на Софийской набережной в Москве, компания «Стройфарфор» и строительная фирма «Грас», которые так или иначе оказывались под давлением А1. Об этом подробно писало УтроNews.

Кроме того, была показательная история с приватизацией Магнитогорского металлургического комбината (ММК), когда его владельцем стал «Инкомбанк» Фридмана и ФПГ «Магнитогорская сталь». В нее перешел работать Хабаров. Но вскоре против этих двух компаний завели уголовные дела о хищении 30% акций комбината. Тогда глава «Магстали» Рашид Шарипов рванул за границу. Тут же и Михаил Хабаров вместе с семьей решил пожить в США. В начале 2000-х срок давности этого дела истек, и, вот чудо, Хабаров вернулся на родину. И как будто бы нет ничего подозрительного.

Ставка на разорение?

Интересны и методы работы и у Александра Соколова. Он пришел «Траст» в октябре 2018 года вместе с командой банкиров из ВТБ-24.

В госбанке он тоже занимался проблемными активами. Тогда главной проблемой для ВТБ стало наследие Банка Москвы, который был приобретен при весьма туманных обстоятельствах в 2011 году, после чего работа проблемными и непрофильными активами затянулась на несколько лет.

Кредитовать этот балласт никто не собирался. Речь шла исключительно об изъятии таких активов, уголовном преследовании их владельцев и последующей выгодной продаже (активов, а не владельцев). Попытки бывшего владельца Банка Москвы Андрея Бородина доказать, что проблемными его активы стали после приобретения ВТБ, никого не интересовали, писала «Версия».

Еще один пример, агрохолдинг «Белая птица» ранее принадлежавший руководителю Промсвязьбанка Дмитрию Ананьеву. Компания еще в 2017 году занимала четвертое место на российском рынке курятины с долей 5%, а после просто сдулась и превратилась в проблемный актив.

В разное время под давлением «Траста» оказались «Архангельскгеолдобыча», «Открытие холлинг», «Русская лесная группа», «Атоммашкомплекс УЭХК».

Выходит, что плохие активы санируемых банков позволяют неплохо набить кошельки менеджерам. Однако, теперь они находят другой способ?

Читайте нас на Яндекс.Дзен и GOOGLE Новости
ВВЕРХ