Экономика

Им бы в небо

Как Александр Пономаренко и  Александр Скоробогатько добиваются высот в бизнесе и почему их методы иначе как сомнительными назвать трудно.

Им бы в небоКак передаёт корреспондент УтроNews, в московском аэропорту «Шереметьево» открылся новый международный терминал С1.

Он позволит увеличить пропускную способность воздушной гавани до 80 млн человек в год, хвастается председатель совета директоров «Шереметьево» Александр Пономаренко.

Не менее рад завершению проекта и его давний товарищ и бизнес-партнер, экс-депутат Госдумы Александр Скоробогатько, который также является членом совета директоров «Шереметьево».

Оба они вместе с Аркадием Ротенбергом через TPS Avia являются держателями контрольного пакета акций Шереметьево. Под их руководством в аэропорту уже произошло немало происшествий. Самое страшное за последние годы — пожар в самолёте SSJ-100, случившийся в мае 2019 года.

Изначально говорили, что одной из причин возгорания самолета при посадке могло быть плохое качество взлётно-посадочной полосы, за которое отвечает Александр Скоробогатько. Однако, позднее все «шишки» свалили на погибшего пилота. Но предпосылки для трагедии были и раньше!

В январе 2019 года Boeing «Аэрофлота», выполняющий полет из Астаны в Москву, при посадке выкатился за пределы ВПП. А до этого подобное случилось с самолетом чешской авиакомпании Smart Wings, который должен был вылететь в Прагу. Об этом писало «РБК».

Основными владельцами АО «Международный аэропорт Шереметьево» (МАШ) два партнёра стали лишь в 2016 году. Однако в состав собственников они входили и раньше. При этом финансовые дела организации в 2013-2015 годах позволяют предположить, что из неё просто выводились деньги.

Так, например, если в 2013 году чистый убыток АО «МАШ» составил порядка 800 млн рублей, то уже через год — минус 16 млрд рублей. В 2015 году — почти 8 млрд рублей. Это при том, что выручка аэропорта постоянно росла.Им бы в небо

Как уже упоминалось, аэропортом партнёры владеют через TPS Avia Holdings Ltd — кипрский офшор. В нём, по данным «Форбс», им принадлежит 65,3%. Еще 34,7% — у Аркадия Ротенберга.

Офшор является соучредителем АО «Империал Дьюти Фри», ООО «Шереметьево Холдинг» и АО «Аэро-Шереметьево». У последнего в 2016 году зафиксировали рекордный убыток в 1,6 млрд рублей. Как раз тогда, когда Скоробогатько и Пономаренко получили контрольный пакет акций АО «МАШ».

Им бы в небо

Примерно в этом же временном промежутке — 2013-2016 годы серьёзно просели доходы и ООО «Шереметьево Холдинг». В 2014 году убыток 7,6 млрд рублей, в 2015 году — 6,3 млрд рублей при почти постоянном росте выручки и стоимости активов.

Им бы в небо

Всё это наводит на мысли, что перед приобретением контрольного пакета акций Шереметьево из него и связанных структур активно выводились средства. И скорее всего именно в TPS Avia Holdings Ltd. Интересно, что Александр Скоробогатько вроде особенно не скрывал, что является его совладельцем.

Но ведь в то время он был депутатам Госдумы, которым это запрещает закон. Скоробогатько и Пономаренко закон не писан? Или процветать им помогала «крыша» в лице влиятельного Аркадия Ротенберга?

Последний, по слухам, вообще явился для Пономаренко и Скоробогатько манной небесной. Поговаривают, что если бы не знакомство с Ротенбергом, последних двух давно могли бы привлечь к ответственности еще по старым делам.

А сблизились они, как говорят, на ниве совместного владения ОАО «Новороссийский морской торговый порт». В своё время Пономаренко и Скоробогатько выкупили долю в нём через свой банк «Русский генеральный банк». А позднее, в 2008 году, туда зашли и одиозные братья Ротенберги.

Портом наши герои владели еще через один офшор Kadina limited. На этот раз с Виргинских островов. Возможно, такую любовь к офшорам им привило то, что через подобные организации в России куда легче проводить сомнительные схемы.

Как бы то ни было, «партнёриться» с Ротенбергами они продолжили и после продажи Новороссийского порта одиозным братьям Магомедовым, находящимся в СИЗО. Впрочем эти двое далеко не ушли от покупателей в способах ведения бизнеса.

А продать им порт они могли из-за вопросов, возникших у Счётной палаты по поводу законности приватизации этого стратегического актива. Нет актива — нет проблем.

Кроме того, интересная история произошла в 2018 году, когда было совершено покушение на собственника «Новоросцемента» Олега Бурлакова. Предприятие расположено как раз на территории Новороссийского торгового порта.

Покушение не увенчалось успехом. Однако, по одной из версий, заказчиками могли выступить как раз Пономаренко и Скоробогатько, проявлявшие интерес к активу Бурлакова. Последний продавать его не желал.

Впрочем, никаких доказательств этому нет, но если вспомнить прошлое наших героев — кто бы удивился такому развитию событий?

«Банкстеры» из 90-х

Удивительный путь Пономаренко и Скоробогатько начался еще в 80-х годах в Крыму. Правда тогда они еще не были респектабельными бизнесменами. Скорее, как это принято сегодня называть, «авторитетными» предпринимателями.

По крайней мере оба — и Пономаренко и Скоробогатько упоминаются в нашумевшей книге «Крым Бандитский», где им приписываются клички «Пономарь» и «Горловский» соответственно.

По слухам, они входили в группировку «Сейлем», где занимались рэкетом и прочей сомнительной деятельностью.

В том же Крыму им приписывают знакомство с нынешним руководителем полуострова Сергеем Аксёновым. Якобы, еще в конце 80-х, а потом и в 90-ые годы Пономаренко, Скоробогатько и Аксёнов могли быть задействованы в контрабанде контрафактных сигарет и алкоголя в Россию.

В Москву Пономаренко и Скоробогатько переехали в конце 1991 года. И, как и было принято тогда у многих «авторитетных» предпринимателей, решили «подняться» на банковском бизнесе. Они стали основателями «Ялосбанка», базировавшегося в Крыму, где им принадлежало порядка 40%

Последний по слухам даже стал чем-то вроде общака у «Сейлема». Хотя если оно так и было, то продолжалось недолго. В 1995 году банк обанкротился. Якобы одной из косвенных причин этого стал серьёзный конфликт между акционерами — связкой Скоробогатько-Пономаренко и другими.

Якобы, другие партнёры не одобряли методы Скоробогатько и Пономаренко по привлечению корпоративных клиентов, особенно у банков-конкурентов. Как бы то ни было, в результате краха банка у вкладчиков пропало 2 трлн не деноминированных рублей.

Позднее они же стали совладельцами «Инвестбанка», к которому был присоединён Банк инвестиций и сбережений. Причем присоединён он мог быть также рейдерским путём. А позднее к нему присоединили еще три банка — удивительная плодовитость.

Всё это добро очень быстро было продано венгерскому OTP Bank почти за 500 млн долларов. Причём официальные инвестиции в создание актива оценивались в 100 млн долларов. А неофициальные — куда меньше. Ведь собственников слившихся активов могли попросту «хорошо» попросить.

Тем более что в то время Скоробогатько уже был делегирован тандемом в большую политику — стал депутатом Госдумы. Впрочем, свои полномочия он сложил раньше срока в середине десятых годов.

Тем не менее, кажется, иммунитета от преследований по закону он не лишился. Сегодня они также владеют кучей предприятий и других активов, остаются «королями российской недвижимости». Так что переживать за их будущее не приходится.

To Top