Экономика

Последний танец на «Пилоне»

Одна из крупнейших строительных фирм Петербурга ЗАО «Пилон» под управлением Мевлуди Блиадзе находится на грани краха – в её отношении введено наблюдение, контракты могут быть сорваны, а из структуры сотнями увольняются работники.

Последний танец на "Пилоне"Как передаёт корреспондент УтроNews, суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области ввел процедуру наблюдения по заявлению о банкротстве Федеральной налоговой службы к одной из крупнейших мостостроительных компаний города — ЗАО «Пилон».

Основатель и владелец компании Мевлуди Блиадзе судя по всему, переживает самые тяжёлые времена с тех пор, как начал заниматься бизнесом. «Пилон» должен налоговым органам порядка 138 млн рублей, а переговоры по мировому соглашению пока, очевидно, не принесли никаких результатов.

Если в ближайшее время стороны не найдут компромисс, то в апреле может быть решён вопрос о следующей процедуре банкротства. Впрочем, сотрудники «Пилона», похоже, решили не дожидаться этого:  поговаривают, что массовый исход из предприятия начался еще летом текущего года.

По слухам, уже в октябре там осталось порядка 600 человек, 300 из которых собирались «рвать когти» из компании. Это при том, что в лучшие времена у Блиадзе трудилось порядка 2 тыс. человек.

В том же октябре прошла информация о том, что сроки открытия Лиговского и Гореловского путепроводов в Санкт-Петербурге сдвигаются. Возможной причиной как раз называлось вероятное банкротство компании, которая на проверку оказалась колоссом на глиняных ногах.

Новая метла

Как Мевлуди Блиадзе довёл «Пилон» до такой жизни? Сегодня сумма убытков организации по итогам 2018 года составила почти миллиард рублей. Непонятно, как вообще Пилон мог так провалиться, достигнув до этого таких высот?

Последний танец на "Пилоне"

Ведь компании доставались самые крутые и денежные подряды. «Пилон» реконструировал набережную реки Фонтанки и Троицкий мост, отремонтировал Прачечный и Синий мосты, построил развязки КАД, ЗСД. Кроме того, он делал путепроводы через Москву-реку к «Москва-сити».

Или вернее сказать, на чём был основан этот успех? По слухам, вовсе не на предпринимательской жилке  и управленческих способностях Мевлуди Блиадзе. Поговаривают, что своим успехом он обязан тесными связями с руководством Санкт-Петербурга.

Его называли человеком Полтавченко, однако куда больше вероятность, что «доступа к телу» бывшего губернатора он всё же не имел, а был завязан на вице-премьера Игорь Албин, который продержался в кресле немного дольше своего патрона.

Албина «ушли» лишь в декабре 2018 года, то есть после уже двух с половиной месяцев руководства Петербургом Александра Беглова. Опять же по слухам, не столько из-за неэффективности и периодических смутных сомнениях о коррупционной чистоте чиновника. Сколько из-за того, что на него якобы был завязан практически весь строительный блок прежнего правительства: связи, обязательства и откатные схемы, не разорвав которые Беглов просто не смог бы установить контроль над этими процессами.

Если это правда, то Блиадзе и все его работники почувствовали на себе суть старого доброго выражения «новая метла по-новому метёт»: не будучи реально конкурентны на рынке, они были выметены с поля дорожного строительства Петербурга.

Отсюда и объяснение, почему «Пилон» посыпался за последний год, как раз с уходом Албина. А также то, что за ним все еще оставались госконтракты по возведению путепроводов — невесть как, между прочим, полученные.

Кое-кто считает, что аукционную документацию специально точили под «Пилон» все последние годы. Ну так вот, похоже, что «лафа» для Блиадзе закончилась.

Если ознакомиться с составом госконтрактов «Пилона», можно обнаружить, что львиную долю их составляют контракты с СПБ ГКУ «Дирекция Транспортного Строительства» — их Блиадзе набрал аж на 38 млрд рублей.

Последний танец на "Пилоне"

К слову, если для Пилона «Дирекция транспортного строительства» является первым контрагентом по объемам заключенных контрактов, то д ля самой Дирекции Пилон является вторым после ОАО «Метрострой» (тот заключил на 126 млрд рублей).

Последний танец на "Пилоне"

Тот самый «Метрострой», гендиректора которого Николая Александрова буквально на днях задержали по факту возможного хищения 360 млн рублей. Возникает вопрос — они там все такие, это такая система?

И не задержат ли вскоре самого Блиадзе, а вместе с ним и руководителя «Дирекции» Вячеслава Урусова, которого называли протеже Игоря Албина?

Да и все эти подозрения уже озвучивались раньше: в дирекцию и ЗАО «Пилон» уже приходили сотрудники ФСБ. А было это в 2017 году, во время подготовки города к Чемпионату мира по футболу-2018.

Тогда компания Блиадзе с помпой презентовала развязку в Петербурге на  пересечении Пулковского шоссе и Дунайского проспекта: объект открывал сам глава города Георгий Полтавченко. Стоимость составила порядка 11,5 млрд рублей.

По официальной версии визит ФСБ в «Дирекцию» и «Пилон» проходил в рамках доследственной проверки. Однако, злые языки шепчут, что это был самый настоящий обыск: якобы, Блиадзе и ряд чиновников могли попасть под подозрение о хищении средств при строительстве путепровода.

Вот только тогда, похоже, позиции вероятных покровителей Блиадзе в Смольном были еще достаточно сильны — ничем, кроме пшика, это не кончилось.

К слову, интересная деталь: в то время Президентом ЗАО  «Пилон» был никто иной, как Владимир Дедюхин — ныне первый вице-президент Союза строителей России.

Он должен был быть прекрасно знаком с тогдашним вице-губернатором Игорем Албиным. До Санкт-Петербурга последний трудился министром в Минрегионразвития России (правда, под фамилией Слюняев). А Дедюхин был — внимание, — заместителем Игоря Албина-Слюняева!

Кстати, действительно интересный вопрос: через «Пилон» под мудрым надзором Блиадзе, Дедюхина и Албина проходили колоссальные средства, десятки миллиардов рублей.

И все же компания осталась, фактически, у разбитого корыта, да еще с долгами на десятки и сотни миллионов. Будто часть прибыли из неё вообще выводилась, а не шла, что называется, в дело.

Вывод средств в офшорные компании или просто через фирмы-однодневки в непонятные структуры среди влиятельных российских бизнесменов и чиновников является чуть ли не богугодным делом. Заподозрить в этом можно и Блиадзе.

По крайней мере у него есть компания, которой он владеет совместно с (вероятно) своей дочерью — ООО «Техинжстрой». По крайней мере, очень на это похоже. И компания эта обладает всеми признакми фиктивности — минусовой прибылью, нулевой стоимостью на рынке. Уж не используется ли она в качестве прокладки для вывода средств непонятно куда?

Последний танец на "Пилоне"

Последний танец на "Пилоне"

Впрочем, вероятный скорый уход ЗАО «Пилон» с рынка вряд ли расстроит много жителей Петербурга. Компания часто становилась антигероем новостей, допуская нарушения при строительстве своих объектов. По слухам, достаточно серьёзные, чтобы даже стоить кому-нибудь из автолюбителей жизни.

Так, с 2015 года Пилон в результате 11 проверок уличили в более  чем 90 нарушениях при возведении объектов. Это довольно серьёзно.

Последний танец на "Пилоне"

Например, в 2016 году прокуратура выявила, что строительство «Пилоном» Блиадзе Серного моста, связывающего Петроградскую сторону и Васильевский остров, велось в отсутствие разрешения на строительство.

Кроме того, стройка грозила уничтожением исторического дома. Как оказалось, перед началом работ провели подложную экспертизу, якобы установившую, что здание построено после 1920 года.

Еще один крупный скандал связан с реконструкцией Тучкова моста. Тогда весь город встал в пробках. Оказалось, что виноват «Пилон»: компания не потрудилась установить необходимое количество дорожных знаков и информационных щитов, просто «плюнув» на интересы горожан.

Однако, большая часть нарушений, поговаривают, была связана с нарушением технологий при проведении работ непосредственно на дорожном полотне. Неприглядно всё это выглядит — контракты многомиллиардные, а на качество плевать?

В общем, судьба Пилона практически решена, и вряд ли по нему будут лить слёзы. Совсем другое дело сотрудники предприятия, которых управленческий талант и кумовство начальства оставило без возможности кормить свои семьи. О них-то кто подумает?

To Top