Экономика

У Мошковича не слипнется?

«Русагро» Вадима Мошковича увидело в слиянии липецкого «Трио» и «Агроснабсахара» попытку раздуть долги Елецкого сахарного завода.

У Мошковича не слипнется?А, может, бизнесмен просто расстроился из-за «растаявших» планов поглотить очередной сахарный актив? 

Как передает корреспондент УтроNews, Арбитражный суд Тамбовской области отказал группе компаний «Русагро» Вадима Мошковича в принятии обеспечительных мер в рамках дела о взыскании с ООО «Агроснабсахар» более 1,16 млрд рублей за убытки. 

Компания Вадима Мошковича была против, чтобы к «Агроснабсахару» (юрлицо Елецкого сахарного завода липецкой ГК «Трио» и французской компании Sucden) присоединяли ООО «Трио XXI». «Русагро» посчитало, что это делается для увеличения долговой нагрузки компании, что приведет ее к невозможности выплатить Мошковичу 1,16 млрд руб долга, возникшего из-за низких цен на сахар. 

Также, по мнению истца, компания «Трио XXI» «находится в состоянии предбанкротства», и ее присоединение ухудшит финансовое состояние «Агроснабсахара», а долг перед «Русагро» разрастется еще больше. 

Однако действительно ли из-за этого долга обеспокоен Мошкович? Вполне вероятно, что истинной причиной возмущения слиянием компаний могли быть планы бизнесмена расширить свои сахарные активы, прибрав к рукам «Агроснабсахар». Но это, судя по всему, главе «Русагро» не светит. 

Доли «Агроснабсахара» и «Трио» находятся под обременением у Сбербанка, и, похоже, кредитор не горит желанием идти на сделку с олигархом. Быть может активы «Агроснабсахара» со временем достанутся конкурентам сахарного бизнесмена? К примеру, лидером рынка сейчас является «Продимекс» Игоря Худокормова. 

Решением в пользу конкурентов вполне могут объясняться и активностью Мошковича на рынке, которая напрягает других игроков. В последнее время в центр обсуждения попадают попытки обанкротить активы «Солнечных продуктов», в чем, судя по всему, ему помогает Россельхозбанк. Об этом подробно писало The Moscow Post

Сахарная империя Мошковича

«Руагро» Мошковича занимает 3-е место среди производителей сахара в России. Этот бизнес Вадима Николаевича начался в 1995 году, после создания компании «Штугар трейдинг». Тогда фирма стабильно поставляла сахар на крупные кондитерские фабрики. 

Начав с обыкновенной перепродажи сахара, к концу XX столетия «Шугар трейдинг» обзавелась тремя сахарными заводами и захватила пятую часть российского сахарного рынка, оказавшись в тройке крупнейших сахароперерабатывающих предприятий России. К этому времени постоянными клиентами «Шугар трейдинга» было около двух десятков известных кондитерских фабрик, а сам сахар поставлялся в 50 регионов России.

Все активы Вадима Мошковича тогда были объединены в «Русагро». Туда вошли не только сахарные, но и зерновые заводы Краснодарского края, в том числе и «Роспрод» — один из крупнейших импортеров сахара-сырца. 

Ходили слухи, что испытывающий трудности «Роспрод» был выкуплен «Русагро» в обмен на обещание щедрых банковских кредитов. Якобы, с тех пор и завязалось сотрудничество предпринимателя с в то время очень влиятельным зампредом Сбербанка Аллой Алешкиной, отвечающей за кредитную политику. К слову, тогда Сбербанк и правда был основным кредитором проектов Мошковича. 

Регулирование рынка по переработке сырца привело к тому, что его покинули десятки компаний, которым это стало просто невыгодно. Поговаривали, сам Мошкович ничуть не скрывал, что при помощи сырца «выдавливает» конкурентов, отбивая деньги на свекле.

Как Мошкович расколол русский сахар

Непростая история взаимоотношений развернулась у Мошковича с компанией «Русский сахар». Изначально «Русагро» приобрела 33% «Русского сахара», однако со временем между руководствами компаний начались прения. 

Как рассказывал тогда глава «Русского сахара» Михаил Липский, господин Мошкович хотел получить контроль над всей компанией, на что другие акционеры ответили отказом. После этого обиженный Мошкович якобы «начал искать какой-либо предлог», чтобы получить контроль над компанией. 

В итоге в 2003 году «Русскому сахару» удалось избавиться от Мошковича — его отстранили от управления. Однако ценой тому стал один из заводов холдинга, который «Русскому сахару» пришлось отдать бизнесмену.  

Говорят, после этого Мошкович принялся «топить» своих конкурентов, найдя возможности для обхода пошлин. Он начал импортировать в Россию так называемый сахарный сироп. Сахар-сырец растворяли в воде и ввозили в Россию под видом сиропа. 

Кстати, в 2009 году Вадиму Мошковичу все же удалось стать полноправным владельцем «Русского сахара». Удивительно ли? Ничуть. 

«Он стремится консолидировать любую отрасль», — сказал однажды Липский о предпринимателе. И история «поглощений» Мошковича не заставляет сомневаться в этих словах. 

Неуемные аппетиты

Помимо сахарного бизнеса Мошкович работает еще по трем направлениям: масла и жиры, растениеводство, мясо. Но о каком бы из направлений его бизнеса речь бы ни шла, всплывают сомнения относительно добросовестности олигарха. 

В начале своего бизнеса работал «Русагро» с компанией «Сигма», которая агрессивно «отжимала» активы. Говорят, «недружественно захваченные» «Сигмой» заводы как бы «случайно» попадали в руки Мошковича. К примеру, так произошло с Кропоткинским и Лабинским маслоэкстракционными заводами, вокруг которых в то время развернулся крупный скандал — с судами и переходом предприятий из рук в руки. 

Тогда комиссия по корпоративной этике при РСПП признала захватом действия международной консалтинговой группы «Сигма» и ООО «Группа компаний ‘Русагро'» в отношении Кропоткинского маслоэкстракционного завода. В начале 2005 года Главное следственное управление при ГУВД Москвы даже обвинило Вадима Мошковича в мошенничестве в особо крупном размере за незаконный захват Кропоткинского завода. 

Бизнесмена подозревали в том, что он похитил акций предприятия на 1 млн рублей, однако прокуратура Москвы тут же отменила постановление о привлечении главы «Русагро» в качестве обвиняемого по уголовному делу, сочтя эту меру «преждевременной».

У Мошковича не слипнется?

Так, может, сейчас уже настало время присмотреться к деятельности компании Мошковского? 

Компанию «Русагро-инвест» подозревали в том, что она могла незаконно получить земли под свои сельхозпредприятия. Компания даже судилась с изданием, которое опубликовало эту информацию. Однако суд признал подписи под документом о выделении земли фальшивыми. Несмотря на это, «Русагро» продолжает работать на этих землях. Чудеса, да и только. 

В этом году, к примеру, группа «Русагро» сообщила о покупке 22,5% группы компаний «Агро-Белогорье». Как сообщали в самом «Русагро», компания рассчитывает на расширение сотрудничества с «Агро-Белогорьем» и «реализацию синергетического эффекта». Правда, в чем заключается этот эффект, представитель агрохолдинга не пояснили. Уж не в очередном ли банальном поглощении предприятия? 

Сладкая жизнь

Но вернемся к сладкому. Еще одна история в сахарном бизнесе закрутилась с агрохолдингом «Разгуляй», занимавшим на тот момент заметное место на рынке сахара. В 2015 году Мршкович выкупил 32% «Разгуляя», после чего принялся распродавать его активы. На этом «Русагро» получила 15 млрд руб. Более того, после покупки заводов «Разгуляя» агрохолдинг увеличил мощности по переработке сахара на 35%. Сплошная выгода, да и только!

Продав все, что можно, «Русагро» с чистой совестью обанкротил «Разгуляй», и отправился на все 4 стороны. 

Однако сейчас на рынке сахара у Мошковича не все так гладко. Согласно данным газеты «Ведомости», в этом году сахарный бизнес Мошковича пострадал из-за высоких цен на сахар в прошлом году, и, следовательно, высокой стоимости сахарной свеклы и снижения цен на сахар в третьем квартале текущего года. 

У Мошковича не слипнется?

ООО «Русагро-Сахар» в 2017 году вообще оказалась в убытке

При этом улучшения ситуации на рынке сахара аналитики в ближайшее время не предвидят. Быть может поэтому Мошковича так разозлило слияние «Агроснабсахара» с «Трио»? Искал способы восстановить свой бизнес, но промахнулся? Что ж, Вадим Николаевич, жизнь — не сахар. 

Похоже, сейчас внимание бизнесмена больше направлено в сторону других направлений агрохолдинга. Вот только и там он действует в привычном агрессивном для себя стиле. Как бы такая сомнительная активность не привлекла к бизнесмену внимание силовых структур. Иначе ему придется несладко… 

To Top