Экономика

УГМК расширяет «зону поражения»

УГМК Махмудова и Козицына подбирается к самому крупному месторождения Урала. 

УГМК расширяет "зону поражения"Как сообщает корреспондент УтроNews, компания «Святогор», входящая в «Уральскую Горно-Металлургическую компанию» (УГМК) Махмудова и Козицына, попросила правительство РФ провести аукцион на участок Волковского месторождения ванадиево-железо-медных руд, которое является на Урале самым крупным. Олигархи своим предприятием решили отравить еще больше местности? 

«Святогор» уже работает на соседнем участке, а потому новое месторождение — возможность владельцам расширить свои активы. 

На Урале «Святогор» уже ассоциируются у местных жителей с экологической катастрофой. Так что новость о расширении подвластных ему территорий навряд ли порадует население.

Хотя, когда бизнесменов это волновало? Уже на протяжении нескольких лет им удается игнорировать обеспокоенных жителей севера Свердловской области — общественники и экологи «трубят» об отравлении воды при разработке Тарньерского, Шемурского и Ново-Шемурского месторождений. Добыча меди в этих краях привела к тому, что в реках пропала рыба, а у жителей Ивделя и Североуральска из кранов течет зеленая вода. 

Результаты экспертизы государственного заповедника «Денежкин Камень» показали, что в реках превышены показатели по загрязняющим веществам. Владельцы же «Светогора» прячутся от ответственности. Причем, говорят, прячутся буквально — за незаконным ограждением. 

Как сообщало издание «Накануне.RU», у предприятия незаконно установлен контрольно-пропускной пункт (КПП) в лесу на севере Свердловской области. 

Еще в прошлом году прокуроры попросили устранить нарушения, однако «Светогор» продержался недолго — спустя месяц он снова установил контрольно-пропускной пункт со шлагбаумом. Местные полагают, что подобные ограничения нужны, чтобы скрыть информацию о загрязнении природной среды. Конечно, зачем спасать регион от отравления вод и лесов, когда можно спасти его от активистов?

УГМК уже не первый раз подвергает жизни людей опасности. В прошлом году в республике Северная Осетия-Алания вспыхнул пожар на подконтрольном УГМК заводе «Электроцинк». 

Тогда пришлось эвакуировать жителей, по региону прокатилась серия массовых протестных акций, а мэр Владикавказа Махарбек Хадарцев потребовал закрыть завод. 

По его словам, никакие модернизации и частичные улучшения производственного процесса не в состоянии изменить главного — завод губит здоровье горожан. До этого местные 10 лет боролись против отравляющего местность предприятия, выбросы которого могли привести к онкологическим заболеваниям.

Как хранятся опасные отходы УГМК

Но Махмудова и Козицына едва ли это беспокоит. Интересно бизнесменам, похоже, лишь подальше запустить свои «щупальца» к деньгам. 

«Рейдерский стиль»

Такое повсеместное расширение активов УГМК всегда было характерно для владельцев предприятия. Правда, раньше оно было более агрессивным — Искандера Кахрамоновича СМИ называли рейдером, припоминая ему попытку отобрать земли в Ново-Огарево, где находится резиденция самого президента РФ. 

Тогда Махмудов и его партнер Андрей Бокарев позарились на 197,57 га «президентской» земли. В 2008 году в суде попытались опротестовать передачу Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом спорного участка земли госучреждению «Оздоровительный комплекс «Тетьково» Управления делами Президента РФ.

Вспоминается также учрежденная Махмудовым «Трансгрупп АС», которая создала «Трансмашхолдинг», захвативший Брянский машиностроительный завод, занимавшийся производством локомотивов. Тогда была скуплена часть долгов БМЗ, введена процедура внешнего управления, а внешним управляющим поставлен свой человек. Так активы банкротящегося предприятия вывели в аффилированную с Махмудовым фирму. 

Примерно так же бизнесмен получил 62% акций Муромского стрелочного завода, 1/2 кредиторской задолженности Новочеркасского электровозостроительного завода и блокирующий пакет Тверского вагоностроительного завода. 

Вот и при создании УГМК, говорят, Махмудов оставался верным себе, и совместно с Козицыным принялся «оттяпывать» заводы. В частности, их называют инициаторами захвата Серовского металлургического завода и Качканарского ГОКа «Ванадий».

Судя по всему, у бизнесменов есть свое лобби — уже давно Козицына и Махмудова связывают с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым. 

Подтверждает это и история, когда Козицын получил государственные земли в области, а после перепродал их обратно за 200 млн рублей. Куйвашев подарил участки якобы разорившегося предприятия по доброте душевной? Или же бизнесменам удалось выгодно договориться с местной властью?

Тогда Росимущество в суде требовало отменить передачу земли аэропорта «Уктус» (структура УГМК) особой экономической зоне (ОЭЗ) «Титановая долина». Но в итоге суд не стал оспаривать сделку. 

Говорят, Свердловская область превратилась в «кормушку» для миллионеров. Которые, как упоминалось ранее, не очень-то считаются с местными жителями. Да и к чему это — главное, с местными властями договориться. А это, с такими владениями, как у Козицына и Махмудова — несложно. Почему бы и не поделиться бюджетными денежками?

Вред – в Россию, деньги – в офшоры?

УГМК ежегодно получает многомиллионные госзаказы. Через подконтрольные ей фирмы проходят сумасшедшие суммы. Или выходят? 

УГМК расширяет "зону поражения"

Среди учредителей УГМК аж пять иностранных компаний

Вполне вероятно, что федеральные средства утекают в офшоры. Особенно учитывая финансовые показатели некоторых «дочек» холдинга. Несмотря на господряды, ряд фирм находится в убытке. Уж не выводят ли через них деньги? 

Например, согласно данным за 2017 год, ООО «Компания Ек» ушла в минус 1,8 млн рублей, ООО «УГМК Здоровье» – в убытке на 80 млн рублей, ООО «Екатеринбург-Сити» – на 373 млн рублей, ООО «Экоресурс-Инвест» – на 119 млн рублей, у ООО «Орион» прибыль равняется минус 40 млн рублей.

Самый большой убыток у ООО «Башмедь» – 553 млн рублей. И это при выручке почти в 4 млрд!

УГМК расширяет "зону поражения"

«Дочки» УГМК прикрывают вывод денег?

Еще меньше сомнений в том, что российские средства теряются в иностранных структурах, остается, если вспомнить давнюю историю с компанией Vera Metallurgica УГМК, которая через Молдавию экспортировала металл из России в Испанию. Правда, тогда испанские правоохранители заподозрили, что из России могут вывозить не только металл, но и деньги. 

Как писал «Коммерсант», испанские власти связывали холдинг Махмудова с людьми, близкими к Измайловской ОПГ, а через Vera Metallurgica якобы могли отмываться преступные деньги. Всего силовики насчитали 10 млн евро, на которые не было никакого подтверждения о транзакции. 

Сколько на самом деле могло выводиться – остается загадкой.

Бизнесмены и сейчас проворачивают подобные схемы? Похоже, пока в регионе от деятельности предприятий УГМК погибают реки и леса, а люди рискуют своим здоровьем, предприниматели набивают свои карманы деньгами. Ведь чем больше денег, тем подальше можно уехать от все больше разрастающейся зоны поражения холдинга. 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

To Top