Экономика

Портовые «хотелки» Махмудова и Бокарева

За «Центром развития портовой инфраструктуры» могут стоять предприниматели Искандер Махмудов и Андрей Бокарев.

Портовые "хотелки" Махмудова и БокареваКак стало известно корреспонденту УтроNews, «Центр развития портовой инфраструктуры» (ЦРПИ) приобрел 25% в ООО «НПК «Алтаймаш» (ранее «СДС-Маш»), владеющем 100% «Алтайвагона». «Алтайвагон» среди прочего занимается производством железнодорожных вагонов и цистерн для структур РЖД.

Напомним, что «Центр развития портовой инфраструктуры» был создан ровно год назад специально для работы с грузовыми портами в 2018 году.

Ранее эксперты предполагали, что за этой структурой могут стоять компании Аркадия и Бориса Ротенбергов. Однако их представители категорически опровергают прямую либо косвенную связь между ними и ЦРПИ.

Всё выглядит так, что Ротенберги действительно не причем. Согласно информации наших источников, за «Центром развития портовой инфраструктуры» могут стоять вовсе не они, а бизнесмены Искандер Махмудов и Андрей Бокарев — акционеры «Уральской горно-металлургической компании». А интерес их может быть в контроле за промышленными портами «Лавна» и «Суходол». Долями в них владеет именно ЦРПИ — 30% и 24%  соответственно.

Дело в том, что Андрей Бокарев уже контролирует часть «Лавны» через АО «Бизнесглобус», которому принадлежит 30% порта. Ранее неоднократно проходила информация о том, что он нацеливался на 70% и даже 75% порта. Однако в прошлом обстоятельства сложились таким образом,  что большая часть «Лавны» отошла  структурам Михаила Федяева и Владимира Гридина.

Портовые "хотелки" Махмудова и Бокарева

«Бизнесглобус» Бокарева уже «прибрал» к рукам 30% «Лавны». Дальше — больше?

Таким образом, «Порт развития портовой инфраструктуры» может быть простой «прокладкой» между бизнесменами Андреем Бокаревым и его партнёром Искандером Махмудовым. А целью как раз может являться получение контроля над ценным активом.

Причем не только в их интересах, но и в интересах «Российских железных дорог», которых с тем же Махмудовым связывает очень многое.  Если это так, зачем Махмудову и Бокареву понадобилась эта «прокладка»? Не хотят светить свои активы и реальных бенефициаров?

В этом смысле вполне логичным выглядит приобретение ЦРПИ 25% в «Алтаймаше», владеющим 100% долей в «Алтайвагоне». Последний разрабатывает свою инновационную «тележку» — платформу для железнодорожных цистерн и вагонов.

И здесь конечными выгодополучателями как раз выглядят партнёры Махмудов и Бокарев. А также РЖД, которое наверняка будет эти тележки активно использовать в своей работе. Предположить такое очень просто, если знать тесные связи того же Махмудова с российским железнодорожным монополистом.

Железнодорожная «кормушка»

Отметим, что в 2012 году олигарх Махмудов приобрел 75% «Желдорреммаш», основного игрока на российском рынке ремонта локомотивов. А это — «дочка» РЖД.  «Трансмашхолдинг» Махмудова является одним из основных производителей вагонов для РЖД. И не так давно между компаниями был заключен договор на их поставку на сумму 273 млрд руб.

В частности, на втором месте в ТОП-5 поставщиков РЖД числится ЗАО «Рослокомотив», на 100% принадлежащее как раз АО «Трансмашхолдинг» Махмудова. Компания набрала у РЖД подрядов аж на 75 млрд. рублей.

Портовые "хотелки" Махмудова и Бокарева

Портовые "хотелки" Махмудова и Бокарева

А еще Махмудов — владелец компании «Кузбассразрезуголь», второй в России по объемам угля. Так что, судя по всему, Махмудов собирается собрать под свой контроль и производство, и транспортировку, и отгрузку этого и других ресурсов. При этом логичным выглядит факт, что РЖД через свою дочку АО «РЖД-ИНФРАСТРУКТУРНЫЕ ПРОЕКТЫ» уже владеет долями в Суходоле (25%) и «Лавне» (10%).

Так что с большой долей вероятности можно говорить о том, что Искандер Махмудов использует РЖД как собственную «кормушку». А за счёт приобретения ЦРПИ «кормиться» в связке с РЖД можно еще лучше.

Искандер Махмудов является неоднозначной фигурой. Тем более, если вспомнить историю его становления, как влиятельного бизнесмена. Люди до сих пор судачат о том, как он заработал свой первый миллион: якобы, за счёт связей с Измайловской ОПГ. Впрочем, доказать это еще никому не удалось.

Представляется, что своё время прозорливый Махмудов, будучи совладельцем угольных и медных компаний, а также транспортного гиганта «Трансмашхолдинг» быстро сообразил, что на обслуживании РЖД можно выстроить крупный бизнес. По слухам, на этой ниве он сдружился с тогдашим главой госкомпании Владимиром Якуниным.

И, как говорится, «пошло-поехало» — миллиардные поставки локомотивов, покупка обеспеченных госзаказами дочерних компаний железнодорожного монополиста, преференции и остальное.

Таким образом, РЖД исправно обеспечивала «Трансмашхолдинг» работой. На компанию «замкнули» сразу три ключевых направления: обеспечение РЖД вагонами, электропоездами и локомотивами. Общая выручка головной компании «Трансмашхолдинга» за вторую половину нулевых составила более 170 млрд. руб. Якунин с Махмудовым явно были довольны друг другом. При этом вряд ли их волновало, что о такой «связке» думают конкуренты.

Один из последних примеров подозрительно тесного сотрудничества структур Махмудова и РЖД произошёл в феврале 2019 года. Тогда дочка РЖД, «Федеральная пассажирская компания» заключила контракт с «Тверским вагоностроительным заводом» (ТВЗ) на покупку пассажирских вагонов аж на 273 млрд. рублей.

Как несложно догадаться, ТВЗ – дочерняя структура «Трансмашхолдинга» Махмудова. Сказать, что контракт «хлебный» – ничего не сказать. Сумма просто огромная.

При этом в РЖД отмечали, что выбрали Тверской завод не абы почему, а потому что тот обещал на 85% локализовать производство в России. Впрочем, злые языки утверждают, что главную роль в выборе подрядчика сыграли как раз давние отношения Махмудова и РЖД, и локализация производства в тех объемах, о которых заявлялось – не более, чем ширма, чтобы прикрыть явно антиконкурентное соглашение.

Подобных сомнительных сделок Махмудова и РЖД в прошлом, что называется, «вагон и маленькая тележка». Вспомним хотя бы ситуацию после продажи РЖД своей дочки — «Центральной пригородной пассажирской компании» (ЦППК). Её частично продали «Московской пассажирской компании» (МПК). Последнюю не раз связывали с Искандером Махмудовым и Андреем Бокаревым через кирпский офшор Fredlake Holdings Ltd.

В результате МПК получила порядка 50% ЦППК. Еще 25% осталось за правительством Московской области. И после приобретения Московской пассажирской компанией доли в ЦППК, правительство Подмосковья «внезапно« принимает решение о субсидировании расходов пригородных перевозчиков на инфраструктуру.

Таким образом, государственные средства начинают покрывать расходы Искандера Махмудова на приобретение ЦППК. Всё это очень похоже на «договорняк« между Махмудовым, РЖД и подмосковными чиновниками.

Есть ли предел деловой «наглости» Махмудова и его партнёра Бокарева? Если им удастся консолидировать в своих руках активы «Лавны» и «Суходола» через «прокладку» ЦРПИ, можно не сомневаться, что они замахнутся на большее. Вот только развитию портов и отечественной экономики это вряд ли поможет.

Там где крупнейшие подряды и собственность достаются «своим да нашим» в результате «мутных» схем и личных связей, ни о каком серьёзном прорыве не может идти и речи. 

Читайте нас на Яндекс.Дзен, GOOGLE Новости и Яндекс.Кью

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВВЕРХ